ВЕЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

И вновь в СТДМ ост­рая, пронзительная, жи­вотрепещущая премьера. На этот раз художествен­ный руководитель теат­ра С. М. Лосев остановил свой выбор на драматур­гических воспоминаниях «Стеклянный зверинец» широко известного аме­риканского драматурга, поэта, прозаика Теннес­си Уильямса. Режиссёр- постановщик обратил внимание на глубинные внутрисемейные отноше­ния, скрываемые подчас людьми под маской види­мого благополучия, но на­носящие на поверку опас­ные раны, коверкающие жизни.

Развитие сюжета ос­новано на личных пере­живаниях Уильямса, это придаёт особую силу воз­действию авторского слова на зрительское восприятие спектакля. До слёз, до «му­рашек по спине», до мучи­тельного ощущения соб­ственного бессилия рядом с чужой бедой...

В спектакле занято пять актёров. Каждый об­раз, созданный ими, несёт в себе большую смысловую нагрузку, в совокупности формирующую натянутый нерв трудных взаимоотно­шений. Так, центральная фигура, мать семейст­ва Уингфилдов Аманда (Л. Я. Гурьянова), страстно и убеждённо борющаяся за счастье своих детей, со­вершенно не понимает их, не умеет представить себя на их месте и потому всеми своими действиями при­водит их к глубокому ду­шевному кризису. Лариса Яковлевна так психологи­чески «вросла» в роль, что кое-кому из зрителей даже показалось, будто это их наставляют на путь истин­ный странным методиче­ски назойливым образом.

Моё бедное учительское сердце отчаянно забилось: не так ли и мы, женщи­ны-педагоги, назидатель­но «наступаем» на сво­их подопечных, вызывая не послушание, а упорное сопротивление?!

В поведении миссис Аманды проступает ещё одна беда: она много страдала при жизни с му­жем, отцом двух её детей. А когда тот ушёл из семьи, изо всех сил стала биться, правда, этими своими ме­тодами, за то, чтоб хоро­шо, с её точки зрения, уст­роить жизнь детей, иначе, чем прожила сама. Дочь Аманды Лаура (И. Степа­нова) — выразительница идеи, приобретшей в наши дни, в связи с проведени­ем паралимпиады в Сочи, особое звучание. Она, снедаемая своим недугом, не может перенести инва­лидность и угасает, не уз­нав жизни по-настоящему. Ирина Степанова, поразив­шая зрителей бурной энер­гетикой в спектакле «Эй, ты, — здравствуй!», преоб­разилась на сей раз в тихое, поникшее, комплексующее существо, не сумевшее

справиться с выпавшим на её долю несчастьем. И никто её героине не по­мог! Знаем не понаслышке, как жестоки люди к инва­лидам. Особенно нетерпи­мы дети. Не всякий в таком случае смирится со своими «ограниченными возмож­ностями». Лаура проведёт остаток жизни в психиат­рической больнице. Её брат Том (Николай Шестак) — результат «безотцовско- го» воспитания — не может спасти Лауру. Он мечется, терзается от сознания бе­зысходности семейной си­туации, вечерами пытается укрыться от переживаний в кинотеатре и в конце кон­цов сбегает из дому. Друг

Тома — Джим (Е. Лифин- ский), казалось бы, должен был разрядить домашнюю атмосферу Уингфилдов. В исполнении Егора, он воспитан, деликатен, ус­пешен. Ан нет! Случайное появление Джима в доме Уингфилдов только обост­ряет ситуацию до предела.

В целом премьерный спектакль ошеломляет, приводит в напряжённое состояние, порождая смя­тение, вызывая сумятицу чувств. Этому способству­ет музыкальное (Корина Бутова) и художественное (Татьяна Сопина и Татья­на Скуридина) сопровож­дение. Малое сценическое

пространство продикто­вало особую выразитель­ность каждому элементу декора. Музыка подстать общему настрою. Костю­мы героев изящны, сшиты со вкусом, «вписываются» в стиль спектакля. Итак, внимание: есть повод встряхнуться от равноду­шия, пристальней вгля­деться в суть семейной жизни, заметить чужое горе, чтобы потом суметь помочь тем, кому плохо.

НИ. Черепанова.

«Педагог. Вожатый. Родитель»
№ 11-12 (117-118) Июнь 2014

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *